Автобиография с фотографиями 

Часть 7

Каким я увидел Берлин в 1992 году? 

 

Дома в районе Prenzlauer Berg, Берлин 1992 

 

Памятник художнице Кете Кольвиц на улице её имени, где прошла моя первая выставка в Берлине. 1992  

 

"Новая синагога" на Ораниенбургер-штрассе. Одна из немногих синагог, переживших Хрустальную ночь. Берлин 1992 

 

Район Анархистов, где сейчас находится Потсдамерплац - 1, Берлин 1992

 

Район Анархистов - 2, Берлин 1992

 

Французский собор на площади Жандармении, Берлин 1992 

 

Первый месяц в Берлине я всё время был голодным, потому что денег было очень мало, а я берег каждый пфенниг. Ортрун поселила меня у своих родителей, врачей, в спальном районе Берлин-Бух. Я чувствовал, что родители Ортрун были недовольны этим. Поэтому я старался как можно реже попадаться им на глаза. Я просыпался в гостевой комнате, когда они уже были на работе, завтрак для меня был оставлен на кухне, и уезжал на весь день в центр города. Каждый день я с кем-то встречался в надежде, что смогу в гостях пообедать. Не всегда это получалось. Моя первая попытка посетить супермаркет окончилась неудачей, потому что я не знал, что такое пфанд. Позднее мне объяснили, что это пфанд, залог, и марку я получу обратно, поставив тележку на место. После покупки первой фотографии (40 Марок) на открытии моей выставки 31 января 1992 года Йорг Бойге (Jorg Beuge) познакомил меня с хозяйкой небольшого магазина, чтобы я мог там покупать какие-то крупы, хлеб и чай. Наконец я попросил Сабину Мюллер помочь мне найти квартиру или комнату, где мне жить оставшиеся три недели. Она познакомила меня с керамистом Франком Ферхау, который был на открытии моей выставки. 

 

Франк Ферхау (Frank Verchau), Берлин 1992 

Мы жили в снимаемой им двухкомнатной квартире на улице Яблонского. Я фотографировал его сына, с которым он раз в неделю встречался. 

Каких замечательных людей я встретил в Берлине! 

В первые дни на выставку пришла молодая девушка, которая сама увлекалась фотографией. Мы разговаривали, и на следующей день она пришла на выставку с галеристской Кристиной Радак. Так началось наше знакомство с Кристиной. 

Есть люди, с которыми сразу чувствуешь внутреннее родство. Таким человеком была для меня Майя Элик. Как я с ней познакомился? Кристина Радак показала мне фотографию русского пианиста, дала мне его адрес. Человек, открывший мне дверь, сказал, что пианист здесь уже не живёт, но его жена скоро вернётся, я могу её подождать. Это была Майя Элик, музыковед из Санкт-Петербурга. Она родилась в Праге в 1933 году. Она рассказала мне, что помнит страх её родителей, хотя ей было всего 5 лет, когда они в последней момент бежали из оккупированный нацистами Чехословакии. Они не по своей воле оказались в СССР, но бежать было некуда. Майя была очень хорошей... 

 

Майя Элик, Эссен 1995

 

Я был поражён, как много людей меня поддерживали! Знакомый Кристины Радак Уве Фехнер предоставил мне возможность печатать чёрно-белые фотографии для моих выставок в лаборатории в своей квартире.  

 

Уве Фехнер (Uwe Fechner), Берлин 1992 

 

Мне нравился Берлин. 

 

Берлин 1992

В октябре 1832 года немецкий писатель Генрих Гейне писал в письме своему корреспонденту композитеру Фердинанду Хиллеру: „Если кто-нибудь спросит тебя, как я здесь (в Париже), так ты скажи: как рыба в воде".  То же можно сказать и обо мне. 

© Urheberrecht. Alle Rechte vorbehalten. 

Wir benötigen Ihre Zustimmung zum Laden der Übersetzungen

Wir nutzen einen Drittanbieter-Service, um den Inhalt der Website zu übersetzen, der möglicherweise Daten über Ihre Aktivitäten sammelt. Bitte überprüfen Sie die Details in der Datenschutzerklärung und akzeptieren Sie den Dienst, um die Übersetzungen zu sehen.